Главная Услуги Работы Персона Юзабилити анализы
IMG тел. +7(901) 370-1796
Министр связи и массовых коммуникаций РФ Игорь Щёголев о WEB 2.0 как будущем журналистики




ПОИСК по сайту


    Полный список статей
/ Министр связи и массовых коммуникаций РФ / Версия для печати / translit / абракадабра :-)


<-предыдущая следующая ->

 
  google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru smi2.ru twitter.com Яндекс закладки text20.ru RuSpace RuSpace toodoo

Стенограмма лекции Министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации И.О.Щеголева на факультете журналистики МГУ 1 сентября 2008 года



(Часть 1)

Спасибо, что пригласили. Сначала хотел бы поздравить всех с Днем знаний, потому что день знаний имеет ко всем нам профессиональное отношение: современное общество немыслимо без информации, без знаний.

Есть такая концепция «иерархии знаний» - DIKW. Она описывает последовательные стадии освоения информации. Здесь D – data – данные, I – information – информация, K – knowledge – знания и, наконец, W – wisdom – мудрость. Мудрость – это высшая стадия. Её, наверное, достигают не все, но стремиться к этому нужно. Представьте себе, что процесс накопления информации в современном мире без средств массовой информации совершенно невозможен. Есть некий массив данных, который производится самим обществом, но именно СМИ для подавляющего большинства жителей нашей планеты структурируют этот массив и преобразуют в информацию. Человек получает её из разных источников и таким образом формирует свой объем знаний, а дальше уже по мере сил, по мере навыков и своей предрасположенности движется к мудрости.

Эта цепочка будет нормально работать, если в ней будут задействованы три основных участника: государство, которое разрабатывает правила игры, обеспечивает соблюдение интересов всех участников процесса и общества в целом и следит за соблюдением законов, второй участник – профессиональное сообщество и третий – это зритель, читатель, индивидуум, для которого все мы в конечном счете стараемся.

Мне как человеку, который возглавляет министерство, где одна из ключевых форм – интерактивность, ближе, конечно, интерактивная информация. То, что я рассказываю, не будет чем-то сногосшибательным. Это некий взгляд на то, что происходит у нас в информационной среде, что происходит в средствах массовой информации, а затем я послушаю, что вы захотите рассказать мне. Диалог – такая позиция. Может быть, потом какие-то темы нашего диалога можно будет преобразовать в курсовые или дипломные работы, мы это будем приветствовать.

Начинающие журналисты в большинстве случаев уже состоявшиеся профессионалы, ваш факультет отличается тем, что сюда приходят люди, которые знают, чего хотят добиться в жизни, которые имеют определенный профессиональный опыт и профессиональные навыки. Поэтому говорю для профессионалов о том, что такое практика современных СМИ, что такое взаимодействие их с государством и взаимодействие с обществом.

Думаю, знаете, что наше министерство в нынешнем виде образовано не так давно, как раз перед летней сессией. И это не было просто административным перераспределением неких функций. Я думаю ключевым в этом решении является термин конвергенция, когда меньшую роль играет носитель информации, то есть способ доставки информации, а большую роль начинает играть контент. Это взаимопроникновение характерно для всех: по телефонным линиям подключается Интернет, в том числе, с возможностью просмотра потокового видео. По кабельным телевизионным сетям помимо телевидения идет Интернет. Активно развивается беспроводная и мобильная связь. Операторы все больше зарабатывают именно на мобильном контенте.

Холдинговые структуры также не стоят в стороне. Сейчас идет объединение технологических активов. Появляются все новые средства массовой информации. Интернет, который каких-то лет десять назад был доступен немногим, сегодня стоит на пороге революции. Причем мы говорим, что его будущее – это WEB-2.0, что он потенциально делает каждого жителя нашей планеты творцом информации и программистом контента.

Следующий этап. Пять лет назад российские участники LiveJournal фактически знали друг друга по именам. Сегодня невозможно себе представить, что русского Живого журнала тогда не было вообще. Сейчас есть блогосфера, участников которой можно назвать блогонавтами. Они зачастую полноценно конкурируют с традиционными СМИ. Поэтому вам сейчас очень важно определить: чему учиться, как учиться, чтобы в будущем наша профессия не растворилась в массе других, как исчезают профессии телеграфистов, машинистов. Навыки общения с техникой становятся навыками повседневной жизни.

Сейчас мы как раз говорили об иностранных языках. Руководство факультета считает, что вы должны владеть по меньшей мере двумя языками. Когда я спросил, какими двумя, мне сказали, естественно, первый – английский. Я считаю, что это неестественно. Я считаю, что английский – это базовый, это первый язык, необходимый в квалификации. А к нему надо добавлять еще два языка, с этим я полностью согласен.

Следующее, о чем нужно сказать, это о том, в каком направлении будут двигаться сами средства массовой информации. Сейчас уже возникает мобильное телевидение, готовится переход на цифровой формат телерадиовещания. Ряд каналов на цифру перейдут уже совсем в ближайшее время, и есть перспективы не только применения получаемых вами знаний и навыков, но и перспективы для всех СМИ. Происходит глобализация, и к нам стремятся рекламные ресурсы, неплохие трудовые ресурсы, в том числе интеллектуальные. С другой стороны нам необходимо организовать эти процессы и обеспечить выход нашей страны, наших средств массовой информации на глобальный информационный рынок. Конечно, очень важно участие государства, потому что конкурентная борьба будет непростой, и нам нужно обеспечить нормальные правовые условия, для того, чтобы экономические условия отечественной журналистики позволяли нам оставаться не только на современном уровне, но и на качественно высоком уровне.

Соответственно все эти соображения и легли в основу решения об образовании такого объединенного министерства. Теперь о том, чем предстоит нам с вами заняться в ближайшее время. Я говорю нам с вами, потому что рассматриваю вас как коллег, как журналистов, как будущих руководителей средств массовой информации.

В средствах массовой информации роль всех участников процесса, о которых я сказал, велика, как ни в одной другой сфере. В принципе, и знания, и мудрость становятся достижимыми после того, как человек обработал информацию, доставленную ему СМИ. И поэтому нужно говорить о том, как лучше взаимодействовать государству, медиа-сообществу и обществу при переходе на новый уровень информационного взаимодействия.

Информационную картину предыдущего месяца определял Цхинвал. Не знаю, кто-нибудь был там? Не был? А как мы узнавали то, что там происходило? Точно так же, как мы узнавали, что происходило на Олимпиаде в Пекине? Или что происходило в Нью-Йорке, в Соединенных Штатах, в других местах? Мы были в курсе событий не потому, что там побывали, а потому что все новости узнавали из сообщений средств массовой информации. Причем можно было сидеть перед телевизором, или с ноутбуком на пляже, можно ехать в метро или в поезде, мы везде получали информационные сообщения. Сегодня можно говорить об абсолютной доступности информации. И представьте себе, кто-то говорит о том, что можно перекрывать информационные потоки. Это просто нереально. Представьте себе, что захотелось перекрыть течение Волги и построить в её дельте плотину.

Однако доступность информации еще не значит, что она доступна повсеместно. Это в первую очередь является заботой государства и министерства – чтобы информация стала доступной везде. Я не знаю, говорили ли вам на лекциях, сколько у нас еще людей не имеют телевизоров – вообще не имеют. Так вот – порядка полутора миллионов человек. Они проживают в таких регионах, которые в свое время не были обеспечены достаточным телевизионным сигналом и продолжают жить без телевидения. А уже появилось кабельное телевидение, появилось телевидение через Интернет. А сколько у нас человек могут получать не больше одного канала телевидения? Три миллиона семьсот тысяч человек. Можете себе представить, что у этих людей картина мира очень серьезно отличается от картины тех людей, которые обладают большим потоком информации.

Конечно же, предположить, что сейчас бизнес, который заинтересован в расширении вещания, пойдет в эти регионы, очень трудно. И без помощи государства здесь не обойтись. Сейчас мы говорим о том, что ряд проблем придется решать исключительно государственными средствами, и самый важный проект, которым следует заняться и которым мы занимаемся, это организация цифрового телевизионного и радиовещания. К 2015 году мы должны полностью перейти на цифровое вещание на территории всей нашей страны. Это не просто прихоть и не политический лозунг, это связано с тем, что частотные ресурсы регулируются международными соглашениями, и с 2015 года вступают в силу новые правила, согласованные в рамках Международного союза электросвязи, и кто к этому времени не успел, тот опоздал. Аналоговый и цифровой сигнал могут наложиться друг на друга, и многие регионы окажутся отрезанными от телевизионного вещания.

Не буду слишком много говорить про технику, об этом уместно говорить на факультете физики. Но поверьте, что нам с вами работы хватит. А что касается законодательного обеспечения, то есть целый ряд нормативных и подзаконных актов. Теперь надо думать как обеспечить население телевизионными приставками. Сейчас у них есть телевидение, а завтра? Надо покупать приставку. Кто-то сможет купить телевизор нового поколения, а кому-то и приставка будет не по карману. Вопрос надо решать, а то в масштабах страны это может влететь в очень серьезную копейку.

Идем дальше. Интернет - зона информационной свободы. Однако во многом эта информационная среда еще далека от структурирированности, а также полностью похожа на среду анархическую. Много хороших идей и творческие подходы вроде бы интересны, но есть и обратная сторона этой медали, потому что поведение людей в Сети непредсказуемо. Об этом писали писатели-фантасты, антиутописты – и вот мы наблюдаем: неуважение к личности, нарушение элементарных правил приличия. Я уж не говорю о проблеме безопасности и киберпреступности. Ясно, что идти по пути жёсткого регулирования невозможно, жестким регулированием задачи не решить. Надо договариваться, причем на международном уровне, искать консенсус в решении ряда проблем. Например, в Женеве в ноябре пройдет конференция Международного союза электросвязи, где будет обсуждаться, как бороться с распространением детской порнографии. Наши коллеги по Международному союзу электросвязи говорят, что они приходят к убеждению, что их решения не смогут обеспечить действенные меры, и технические и правовые решения должны приниматься на местах.

Что касается Интернет-контента, то его доступность сейчас обеспечена далеко не везде. Вы знаете, в рамках национального проекта к большинству наших школ подведены каналы связи. Есть некий социальный минимум, не очень большая скорость потока, и понятно, что обеспечить всех учеников школ доступом к Интернету очень сложно. На следующем этапе надо сделать так, чтобы доступ к Интернету был обеспечен не только в школах, но и в других местах. Сейчас идет обсуждение о том, чтобы обеспечить широкополосный доступ в Интернет, не только в школах в несравненно больших объемах, но и в каждом населенном пункте, где проживает 100 и более человек.

Параллельно будем искать решение вопроса, как регулировать деятельность в Интернете. В идеале мы хотели бы отказаться от вмешательства государства и делать основной упор на механизмы саморегулирования. Навыки владения Интернетом становятся базовыми, соответственно образуются определенные группы по интересам, своего рода клубы, возникает свой Кодекс чести. Общаясь со своими единомышленниками, они примерно понимают, что можно делать, а что нельзя. Это как раз одна из тем, на которую мы хотели бы предложить вам подумать. Эти навыки могли бы быть включены в рамки определенных предметов, потому что если бы вам предложили написать реферат или доклад на основании одного лишь Интернета, то уверен, каждый из вас будет иметь определенный методологический подход, как строить иерархию достоверности информации в сети Интернет. Вот я задачу такую вам ставлю, а вы подумайте.

Подумайте, какой мог бы быть методологический подход – это важно и в вашей будущей работе. Все больше информации, например, в работе в редакции вы будете черпать из Интернета, и читателю-потребителю совсем немаловажно, какими источниками вы пользуетесь. Например, вы пользовались исключительно блогами, где никто не отвечает ни за что? Или официальными сайтами? При поиске вы используете поисковую машину, или у вас есть собственный набор ссылок, где вы точно знаете, что там не врут, там может быть достаточно интересное мнение, а эти дают подсказку, где найти нужную хорошую информацию? Вы обращаетесь напрямую к серьезным базам данных или к Википедии? Хороший, конечно, источник, часто выручает, но, честно говоря, я не хотел бы, чтобы в серьезном издании, на серьезном телеканале появлялся информационный материал, аналитический, основанный на таких интересных, содержательных и обширных, но дилетантских источниках информации.

Мы, честно говоря, тоже тут подумаем, что делать с колоссальными базами данных, активами, которые в стране накопились, а еще лучше – с теми, которые не переведены еще в электронную форму. В ТАССе совершенно потрясающая справочная. Когда я там работал, мы не могли выпустить ни одного материала, не проверив все реалии. Брался материал, на полях отмечались все названия, имена, даты, политические партии, вплоть до названия газет. И пока эти «галки» не закрылись, не переговорили со справочной по телефону – выпускающий редактор визу под этим материалом не ставил. Там работало порядка ста-ста двадцати человек, девушек-референтов, которые по телефону помогали искать ответы на эти вопросы. Работали с огромными машинами, которые до сих пор стоят, где определенным образом на протяжении десятилетий структурировалась информация. На этих карточках можно было от начала до конца проследить всю историю с момента возникновения той или иной политической партии, какова была биография того или иного политического деятеля, занимал ли он пост министра или не занимал. При том, что все это было вручную, времени уходило немного, благодаря тому, что информация была очень четко структурирована и была абсолютно достоверна. Вплоть до того, что названия, которые были внесены в эту справочную, считались каноническими.

Возвращаясь к доступности. Наиболее перспективным, как нам представляется, было бы развитие сети пунктов доступа в Интернет, которые существуют на базе почтовых отделений, потому что почта в нашей стране – один из тех институтов, которые будут жить еще очень долго и пользоваться доверием. Поэтому если подумать, как сделать эту систему технологичной, конкурентоспособной, можно добиться многого.


Стенограмма лекции Министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации И.О.Щеголева
на факультете журналистики МГУ 1 сентября 2008 года
(Часть 2)

Могу сказать, что когда происходили события в Южной Осетии, когда все более или менее успокоилось основной стала задача помочь людям найти своих близких. Федеральная миграционная служба создала свой сайт, т.е. уже, казалось бы, можно войти и посмотреть данные. Следующий вопрос – где это сделать, когда город просто разрушен? И первое, что мы сделали – стали восстанавливать почтовые отделения и ставить там компьютеры, создавая пункты коллективного доступа, потому что понятно, что если люди пойдут кого-то искать, то они пойдут в органы внутренних дел (там вывешиваются списки) и, если нужен Интернет или отправить почтовое сообщение, то на Почту. Мы в достаточно короткие сроки это сделали, многим людям это помогло, многим людям - помогает.

Конечно же, незаменимая миссия Почты заключается и в обеспечении распространения печатных изданий. Не все здесь просто. Знаете, что у издателей много претензий к работе Почты. Цена самого издания в нынешних условиях может многократно уступать цене по подписке. В этом плане наша страна пока во многом уникальна, потому что в большинстве стран очень часто стоимость по подписке вовсе не радикально отличается от розничный цены, и зачастую причем отличается в меньшую сторону. А для изданий важно, сколько у них читателей, сколько у них подписчиков, потому что это абсолютный экономический показатель. В зависимости от количества читателей идет реклама, в зависимости от количества рекламы чувствует себя свободными и сама редакция, и те, кто в ней работают.

О каналах распространения поговорили, о роли государства тоже более или менее. Следующее – что же будет человек получать по этим каналам информации. Можно получить всё, что угодно. Что? Какой контент? И качество его становится принципиально важным. При чем не только с технической стороны, хотя качество картинки тоже играет роль, равно как качество газетной бумаги, качество краски, но главное качество – качество собственно информационного продукта. А вот это уже зона ответственности абсолютно ваша, это зона ответственности профессиональной журналистики. Я имею в виду прежде всего качественную журналистику. Потому что если чему-то и учиться на факультете журналистики, то это именно качеству, тому, как нужно делать хорошие издания, пользующиеся доверием и повышающие авторитет вашего института в целом.

Есть несколько принципов, по которым можно отличить качественное издание, качественную редакцию. Для того, чтобы об этом дальше говорить, сейчас их напишу.
НЕАНГАЖИРОВАННОСТЬ
НЕСЕНСАЦИОННОСТЬ
четкое деление ФАКТ/КОММЕНТАРИЙ в рамках одного текста
ОТКАЗ ОТ НЕДОСТОВЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ
РАЗЛИЧНЫЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ (по меньшей мере две)
ЗАГОЛОВКИ недвусмысленные и эмоционально неокрашенные

Потому что проще всего привлечь зрителя, читателя эмоцией. Эмоция не всегда основана на том, что действительно происходит и совсем не преследует цель информировать. Эмоция преследует цель эпатировать. Эпатаж не есть признак качественной журналистики.

А теперь давайте посмотрим, что у нас происходило с освещением той же самой Южной Осетии в западных средствах массовой информации, которые длительное время, десятилетиями, в том числе в советское время считались у нас носителями той самой качественной и достоверной информации. Одни названия – Би-би-си, Си-эн-эн, «Вашингтон пост» звучали как эталон журналистского мастерства и профессионализма.

Что было, когда начались вот эти события на Северном Кавказе? Мир просто ахнул, потому что какую картину люди увидели? Огромная и мощная Россия напала на бедную несчастную Грузию. И были не просто слова, были кадры. Разрушенный город, танки, люди в военной форме. Это были кадры разрушенного Цхинвала, которые были сняты российским оператором. Просто были взяты кадры, поставлена подпись: «Российские «грады» бомбят грузинские города» и никакого логотипа в уголке. Что вычеркиваем? Вычеркиваем ДОСТОВЕРНОСТЬ. Информация уже недостоверна.

Чья позиция тиражировалась в первую очередь? Почему это происходило – другой вопрос, можно будет поговорить в следующий раз. Тиражировали грузинскую позицию. О том, что Россия добивалась созыва срочного заседания Совета безопасности с тем, чтобы урезонить Грузию, о том, что она десятками, сотнями теряла своих граждан – об этом, почему-то ничего не говорилось. Т.е. была грузинская позиция и в течение длительного времени не было российской позиции не потому, что её не существовало. И брифинги проводились, и кадры были. Что вычеркиваем? Вычеркиваем РАЗЛИЧНЫЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ.

Когда началась заваруха в Косово, то западные СМИ достаточно активно приветствовали бомбардировки сербской столицы, Косово называли «мужественным малышом». Казалось бы, ситуация абсолютно аналогичная. Давайте назовем Южную Осетию «мужественным малышом». Почему-то никто не назвал… И если этого не происходит, то налицо практика двойных стандартов. Потому что президент Сербии не менее законно избранный, чем президент Грузии, а системы залпового огня по мирному населению в Косово вообще не применялись. И другие приемы не информирования, а манипулирования очень активно применялись в том числе и качественными изданиями. «Вашингтон пост» пишет: «Сообщается, что российские корабли контролируют грузинские порты, также сообщается, что подконтрольные России боевики массово режут мирных жителей Грузии». Кем сообщается? Хоть один источник указан? Пусть самый абстрактный? И это не блог, для которого источник указывать необязательно, а профессиональный журналист очень серьезного издания. Я бы в этой ситуации вычеркнул НЕАНГАЖИРОВАННОСТЬ.

Можно ещё ряд заголовков привести: «Москва планирует перекроить карту Европы», «Россия и новая ось зла», «Русские жаждут уважения точно так же, как беспризорник с ножом в руке», «Как любого хулигана Россию можно осадить и чем раньше мы это сделаем, тем лучше». Вот заголовки. Издания «Файненшл таймс», «Уол стрит джорнал», «Гардиан», «Индепенданс».
Вычеркиваем недвусмысленные и эмоционально неокрашенные ЗАГОЛОВКИ.

Есть совсем уникальный, с моей точки зрения, тезис в защиту грузинского правительства: «Рискованное мероприятия Саакашвили в Южной Осетии было глупым и, вероятно, преступным, однако в отличие от Путина Саакашвили вел свою страну в широком демократическом направлении». Вычеркиваем ФАКТ/КОММЕНТАРИЙ. Получается, что если бы Милошевич или Саддам Хусейн вели свои страны в «широком демократическом направлении», то к политике их не было бы никаких претензий, в том числе и журнала «Экономист», который этот замечательный тезис привел. Как если бы немцам было бы позволительно нападать на соседей только под тем предлогом, что у них есть Гёте и Бах, а у соседей нет. Либо у нас есть истинные ценности и они принадлежат всем, либо мы имеем дело с практикой двойных стандартов. И все это тем более скверно, что прикрывается авторитетом, который западные СМИ нарабатывали себе в течение десятилетий. И особенно в части информационной журналистики. Т.е. как раз очень часто говорили, чем отличается современная российская журналистика от западной журналистики? Тем, что западная журналистика занимается таким понятием, как «ньюсмэйкинг», а мы занимаемся тем, что называется «вьюсмэйкинг». Т.е. там очень четко можно было отделить две точки зрения, собственно новость. А у нас? Мы вообще такая нация эмоциональная, хоть и северная, но в этом плане «южная», нам очень важно убедить всех, что мы правы, что мы такие хорошие, все знаем, много начитались, и вот, поверьте нам, все это действительно так. Вот это то, что называется «вьюсмэйкинг».

А здесь мы видим, что всё поменялось. Если с пристрастным комментарием можно не согласиться, видно, что это субъективная позиция автора, и он имеет на неё право. Но когда информационный материал оказывается манипуляцией – скверно вдвойне, потому что ложь выдается за истинное состояние дел и под видом высококачественного продукта, который мы все ждем, подсовывается не суррогат, а вообще что-то несъедобное. И в результате мы лишаем аудиторию важнейшего элемента своего участия в этом информационном процессе - я говорю о выборе. Т.е. у человека нет некоего набора достоверных фактов, на основании которого он может сказать: «Я знаю одну точку зрения, я знаю другую и теперь я сам могу выбрать, как я к этому отношусь, сформировать свою точку зрения». Или сказать, что вот эти отстаивают такую позицию, ти – такую, всё ясно. А когда все разные плюралистические СМИ в один голос говорят неправду, выбора у человека просто не остается. В чем проблема современного глобального информационного общества? В том, что информация становится просто средой обитания человека. Очередной средой обитания человека. С который мы ещё пока не очень знаем, как справляться. Например мы отчетливо представляем себе, что если мы будем с утра до вечера есть, то все мы будем находиться не в такой чудесной форме, в какой находятся большинство сидящих в данном зале. Здесь мы научились себя ограничивать и выбирать: этот продукт есть можно, от этого поправишься.

В том, что касается работы с информацией, то у современного человека таких навыков нет. И зачастую человек оказывается в этой информационной среде как иностранец, попавший в огромный мегаполис, чужой, без знания иностранного языка, и нет никого, кто мог бы ему объяснить, по каким улицам ходить, в каких магазинах покупать, в каком переулке ему подсунут некачественный товар, а в каком вообще вытащат кошелек из кармана. И вместо того, чтобы использовать информацию для повышения качества жизни и своего профессионального потенциала, не только профессионального, но просто человеческого, человек становится просто заложником этой самой информации. И проблема эта не только России, проблема эта общества в целом. И специалисты, наши специалисты в том числе, начали работать над медиаобразованием лет пять назад, а ЮНЕСКО с 1980 года, т.е. скоро будет тридцать лет. Были предложены разные концепции этого медиаобразования. Под медиаобразованием подразумевается обучение человека навыкам ориентирования в информационной среде. И в конце концов это система знаний и навыков, которая позволяет человеку делать осознанный информационный выбор. Поскольку и Ясен Николаевич Засурский имеет к этому отношение, и Елена Леонидовна Вартанова, они авторы российской стратегии медиа-образования, мне особенно приятно говорить об этом в этой аудитории.

Мы считаем это направление чрезвычайно важным, поскольку это не имеет никакого отношения к диктату, к попыткам давления. Это просто навыки, которые человеку необходимы, как навыки владения компьютером, как знания правил дорожного движения. Думаю, вместе мы можем добиться здесь очень хороших результатов.

Готовясь к разговору с вами, я читал некоторые иностранные газеты. В них пишут о некой серьезной, очень большой, поисковой системе в Интернете. Особенности этой системы заключаются в том, что она собирает данные о пользователях. У них есть специальные программы, которые на каждого пользователя ведут свое досье. Объяснение этому простое. Дескать, мы эти данные изучаем, анализируем, и тем самым улучшаем наши сервисы. Наверное, это важно, иначе эта система не была бы лидирующей. Но при этом никто не знает, что дальше происходит с этими данными. На Западе много говорят, что есть возможность манипуляции этими данными, особенно со стороны специальных служб. И вот журналисты одного западного издания как раз пишут, что нужно делать, чтобы себя в какой-то степени обезопасить от этой информационной системы, если вы хотите ею пользоваться. Предлагается регулярно чистить журнал вашей работы при работе с поисковыми системами, не пользоваться панелью управления, которую можно инсталлировать от этой поисковой системы, потому что эта панель раскладывает по ящичкам всю информацию о вас, и по возможности не пользоваться только этой системой, а время от времени переключаться на другие. Кроме того, высказывается сомнение, есть ли смысл пользоваться всеми информационными серверами, которые предоставляет эта система. Последнее. Если уж вы так беспокоитесь о защите собственных персональных данных, то стоит прибегать к специальным сайтам, которые позволяют анонимизировать вас и ваш доступ в Интернет. В противном случае человек становится абсолютно прозрачным. Ясно, с кем он переписывается, при желании можно заглянуть в его почтовые файлы и понять, с кем он и в каких отношениях. А если он ведет там же папку «документы» и записки, относящиеся к планированию рабочего процесса, становится понятно, где он работает, какие задачи решает. Если он обменивается музыкой и фильмами, то понятны его культурные предпочтения. А если он обменивается своими фотографиями, то в принципе можно понять, как он физически выглядит. В общем все это делается достаточно просто, нажатием нескольких кнопок, получается досье на человека, которое фактически он сам на себя составил.

Это вот один из примеров работы с информацией и с медиа-образованием.

И, наконец, несколько слов о роли личности в истории. О роли журналиста и его ответственности. Ответственности персональной, потому что вся информация создается людьми и каждый журналист, каждый редактор – человек, который тоже делает свой выбор, подыскивает тему, факты, определенным образом эту информацию выстраивает. На профессиональном пути вас ждут разные риски. Есть один риск, который встречается и в других профессиях, но в вашей профессии он особенно велик. Я бы сказал так: Берегитесь «звездной болезни». Потому что как только вы становитесь перед телекамерой или видите свои публикации на страницах серьезных, уважаемых, миллионных или стотысячных изданий у вас очень быстро может сложиться впечатление, что не вы служите аудитории, а она служит вам. И вот это очень опасно и очень неприятно. Постарайтесь как можно чаще ставить себя на место читателя. Хотели бы вы, зрители, слушатели, чтобы вам пудрили мозги или хотели бы вы получать ровно то, что вы ждете от средств массовой информации, т.е. информацию. Хотели бы вы, чтобы по ту сторону экрана или между строк статьи читалась злоба, недовольство всем происходящим вокруг? Или вступали бы в диалог с компетентным, интересным и по большому счету с доброжелательным собеседником. Относитесь к аудитории как к другу, не старайтесь ею манипулировать и, думаю, что это будет оценено по достоинству.

И еще один момент. Нынешнее развитие технологий создает иллюзии, что любой человек, который умеет мало-мальски складывать слова, владеет цифровой фото- и телекамерой и Photoshop, он уже может стать журналистом-мудьтимедийщиком. Для меня очевидно, что в этой аудитории это не так, потому что иначе вы не пришли бы сюда, не пришли бы в университет получать очень серьезное фундаментальное образование и это, конечно, очень ценно и окупится сторицей. Потому что рано или поздно обилие информации приведет к тому, что люди будут выбирать именно достоверную, качественную и объективную информацию. И, конечно, все это будет складываться в то, что называется журналистским мастерством, журналистским профессионализмом. От души вам этого желаю и надеюсь, что мы с вами будем вместе идти по этому пути.
minsvyaz.ru/ministry/1483/3505.shtml?bmSessionCheck&id_news=7307

Создание эксклюзивных сайтов, юзибилити анализ и бесплатный анализ под запросы основных поисковых машин
Контактная информация :
тел. +7(901) 370-1796

Написать письмо на e-mail
icq 415547094  romverрейтинг на mail.ru сайта romverinbox.ru
© 1997 - 2017 romver.ru

Полная карта сайта Display Pagerank  
CMS version 3.6.3 | PTG 0,0383 s.